morskaya_forever: (кот саймона)
[personal profile] morskaya_forever
Почитываю на досуге "Психиатрию - народу! Доктору - коньяк!" Малявина.
Без особого удивления обнаружила в себе признаки шизоида:)
Процититирую:

"Не вибрируй, дыши через раз,

в остальном я вполне зауряден.

И что у других при себе, то при мне:

сердце справа, зеленая кровь, голова на винтах…

и довольно. Давай рассуждать о цветах.

Я люблю гиацинты. А ты?

М. Щербаков

В данном случае белую ворону столь упорно полоскали и с таким садистическим энтузиазмом перемывали ей косточки, что от экспоната осталась ворона лысая (мытые косточки аккуратно разложены отдельно). Но мне видится и другое: очень одинокий ежик среди белых зайчиков и рыжих белочек.

Представители данного типа привыкли быть одни. С детства. И они далеко не всегда переживают по этому поводу: ведь с собой, по большей части, интереснее, чем с этим стремным шумным племенем одноклассников-однокурсников. Наверное, «странность» в смысле «нахождение в стороне» — это о них. Свой внутренний мир мнится им много богаче и красочнее окружающего. Это словно дискотека в батискафе на дне Марианской впадины. Или высокоинтеллектуальный светский раут в шатре посреди зимней монгольской степи. Ни за пивом без скафандра, ни в туалет без шубы и карамультука. Многократные слои виртуальной брони несколько затрудняют взаимопонимание с окружающими: попробуйте-ка в целях сохранения телесной и душевной стерильности облачиться в пару презервативов НА ВСЕ ТЕЛО и предаться взаимным ласкам — можно упустить некоторые тонкости, весьма важные для слияния в экстазе. Отсюда же некоторый диссонанс в своем отношении к окружающим событиям — это как попытка дать в глаз родному брату (такой грубой бездушевной скотине), который раздавил, идя ночью в туалет, сбежавшего из террариума нежно обожаемого и совершенно безобидного скорпиона по имени Пушистик (беззащитное, одинокое, страдающее от избытка яда и отсутствия боевой подруги существо). Ну и что, что Пушистик этого гада первый ужалил — он счел туалет своей новой территорией и доблестно ее охранял! Дерево и стекло, мимоза и чурбан, дополните список ассоциаций по вкусу.

Кстати, о скорпионах. Увлечения у шизоидов чаще всего довольно своеобразные. Если язык — то редкий либо мертвый, санскрит или наречие полувымерших-полуодичавших африканских людоедов, не иначе как с целью обсудить детали диеты. Если коллекционировать — то какую-нибудь заковыристую фигню, вроде сушеных экскрементов тропических рептилий. Это и магия, оккультизм, ритуалы вызова потусторонних сущностей (чисто пообщаться). Если спорт — то одиночный и желательно без соревнований. Идеал спортсмена — Федор Конюхов. Идеал домашнего животного — какая-нибудь совершенно недомашняя экзотическая тварь с бонусом в виде ядовитости или хотя бы зловредности.

Наметанный глаз легко определит облик шизоида, стоит немного пообщаться с ним или понаблюдать со стороны. Это как мозаика с недостающими элементами: улыбка без веселости глаз и душевной теплоты в голосе, внимательный взгляд без личной вовлеченности, речь с приглушенным эмоциональным регистром, это зеркало глаз, за которое невозможно заглянуть, как здравица, звучащая вроде бы и не от поздравляющего.

Беря в совместный терренкур по жизни такого спутника, помните, что он вас любит и будет любить, даже когда вы в этом напрочь усомнитесь: просто он не всегда способен это со всей теплотою показать, оставаясь где-то на высокой орбите своих мыслей.

Как сотрудник, совершенно бесценен своими знаниями и умениями, при этом абсолютно невыносим в силу обособленности и отстраненной холодности с оттенком недоумения: что я тут делаю, кто все эти люди? Постоянно будет нервировать начальника, терзая его смутными подозрениями в катастрофическом интеллектуальном неравенстве.




Плюс к этому же -

Субъективно осознаваемое изменение «Я». Помните кота Матроскина? «А я все чаще замечаю, будто меня кто-то подменил. О морях и не мечтаю, телевизор мне природу заменил». Формально, внешне и интеллект, и память, и характер человека прежние, и для окружающих он такой же, каким и был. Но не для себя.

Сам же человек чувствует, что он совсем не тот, что прежде. Причем совершенно отчетливо, никаких сомнений на этот счет у него нет. Что изменилось? Изменились жизненные установки: словно кто-то повыдергивал те вешки, которые намечали путь к цели, а сама цель — теперь уже и непонятно, а была ли она вообще или же это был ее призрак. В любом случае, развеялся и он. Осталось движение по инерции. Изменились мотивы поступков: если раньше что-то делалось потому, что хотелось и моглось, то сейчас — все больше потому, что должен или привык, или потому, что от тебя именно этого ждут, а порой — и назло ожиданиям. Изменилось отношение к себе — точно не в лучшую и не столь однозначно в худшую сторону — оно просто стало другим, под стать изменившемуся «Я». Преломившись через новое отношение к себе, изменилось отношение к окружающим, родственникам и друзьям. Продолжая жить и действовать внешне так же (ну почти так же), как и раньше, человек становится не столько участником событий, сколько наблюдающим за своей ролью в этом театре со стороны, но не находящим в себе прежних сил и желания эту роль прожить, а не сыграть. Да и сами роли и маски, которые раньше человек менял сообразно ситуации легко и почти не глядя, кажутся теперь все более неестественными, фальшивыми, и приходится делать над собой усилие, чтобы какой-нибудь Станиславский не возопил: «Не верю!» Опять же делать над собой усилие так не хочется!

Конечно, это сильно напоминает Джерома К. Джерома, герой которого после прочтения медицинской книги обнаружил у себя симптомы всех имеющихся болезней, кроме родовой горячки, и возмутился, с чего это она у него отсутствует, но из песни слов не выкинешь. Любопытно, что еще я о себе узнаю до того, как книга закончится:)

March 2014

S M T W T F S
       1
2 3 45 6 7 8
910 1112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios